Есть ли ликвидность в узбекских банках?


Источник фото: НБУ

С конца 2020 года в Узбекистане мы наблюдаем постепенное повышение ставок по вкладам. В сентябре была установлена новая ключевая ставка – 14%, тогда лучший вклад давал 17% годовых. Эта ситуация оставалась стабильной вплоть до декабря 2020 года, когда три банка (Савдогарбанк, Хамкорбанк и Туркистонбанк) начали предлагать своим клиентам депозиты уже под 18% годовых. Такая динамика нашла продолжение, и в марте самая высокая ставка уже составляет 22,5%. Очевидно, что увеличение доходности вкладов несёт большую нагрузку на банки, так как выплаты должны быть больше. Почему банки идут на это? Наиболее вероятный ответ – недостаток ликвидности у банков, которую они стараются компенсировать увеличением притока вкладов.

Давайте проследим динамику кредитов и вкладов с ноября 2020 по февраль 2021.

Во-первых, мы видим постепенный рост объёма кредитов с резким скачком в ноябре на 2,3%.

Немного другая история происходит со вкладами: за ноябрь наблюдается резкий рост на 8,4%, затем следует отток на 3,2%, который в следующем месяце сопровождается приростом в размере 1,8%. Суммарно объёмы кредитов за рассматриваемый период прибавили 3,5%, а вкладов 7,7%, из чего следует, что повышение ставок по вкладам положительно отразилось на притоках ликвидности.

Получается, что особенно остро дефицит ликвидности проявил себя в январе, далее эта проблема стала решаться повышением коммерческими банками ставок по депозитам.

Источник фото: The Balance

Во-вторых, восходящая динамика наблюдается и у ставок по кредитам. Например, если в октябре автокредит можно было взять под 23% годовых, то в январе эта ставка достигнула 26%. Рост средней ставки кредитования на 3% за три месяца указывает на повышенный аппетит кредиторов к возврату клиентами более крупных сумм. Вдобавок, с 01.01.2021 вступил в силу указ, подписанный президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым 15.11.2020, отменяющий выдачу кредитов по льготным процентным ставкам в рамках перехода на режим инфляционного таргетирования, что увеличивает кредитное бремя на людей, берущих кредиты в этом году.

Стоит заметить, что рост ставок в какой-то степени мог бы быть обусловленным и относительно высокими темпами инфляции, однако, согласно данным Государственного комитета по статистике, цены в среднем прибавляли 0,8% в месяц в этом году (2,5% с начала 2021), что, конечно, подталкивает ставки вверх, но не является основной причиной их роста. Согласно этим данным, Узбекистан находится на 7 месте по темпам роста цен с начала года среди стран постсоветского пространства. В целом, проблема дефицита ликвидности могла бы быть решена понижением ЦБУ ключевой ставки, но более дешёвые для банков средства с высокой вероятностью ускорят инфляцию, что и произошло при последнем понижении в сентябре. В августе 2020 инфляция составляла 0,5%, но в сентябре и октябре разогналась уже до 1,4% за месяц. Так же тогда мы наблюдали резкий скачок в показателях ликвидности: по данным на 10.2020 коэффициент мгновенной ликвидности вырос почти в два раза, а коэффициент покрытия прибавил 20% по сравнению с предыдущим месяцем.

Источник фото: Kaufman Hall

Почти на треть вырос показатель NPL (Not-Performing Loans) за декабрь и ещё на 0,1% с начала года, что также может усугублять нехватку ликвидности в банках.

Опираясь на вышеперечисленные суждения, можно сказать, что банки сейчас испытывают нехватку ликвидности, что происходит на фоне относительно высоких невыплат по кредитам и увеличения количества кредитующихся клиентов.

Если рассматривать данные с начала 2020, то бросается в глаза ещё один дефицит ликвидности, возникший в начале прошлого года – с января по апрель, в тот же период времени. Ситуация схожа – резкое повышение объёма кредитов (+9% за период), однако, динамика объёмов вкладов была даже отрицательной (-2% с января по март, но в апреле показатель восстановился на +1,2% значению к началу периода). Процесс так же происходил на фоне повышения показателя NPL, прибавившего пятую часть. Стоит отметить, что при, казалось, возникающей проблеме, доходность банковского сектора не страдает.


Екатерина Коршик
Младший аналитик, EQRE